Ru | Tj 
«Близки по языку и культуре». Иранист Лана Раванди-Фадаи рассказала об отношениях Таджикистана и Ирана
«Близки по языку и культуре». Иранист Лана Раванди-Фадаи рассказала об отношениях Таджикистана и Ирана

«Близки по языку и культуре». Иранист Лана Раванди-Фадаи рассказала об отношениях Таджикистана и Ирана

Опубликовано

Таджикистан и Иран имеют многовековую историю. Их территории часто оказывались в составе одного государства, через их земли проходил Великий шелковый путь. Однако, несмотря на многое, что у этих стран есть общего, существуют и огромные различия.

О том, какие сегодня взаимоотношения между Таджикистаном и Ираном, рассказала руководитель Восточного культурного центра и старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, доцент кафедры современного Востока и Африки факультета востоковедения и социально-коммуникативных наук РГГУ Лана Раванди-Фадаи.

Про отношения двух стран

Лана Меджидовна, расскажите, какие сейчас отношения между Ираном и Таджикистаном?

– В целом, отношения между Ираном и Таджикистаном в последние несколько лет достаточно ровные и спокойные, а в самое последнее время они начали активизироваться. Как известно, Президент Таджикистана Эмомали Рахмон 30 мая 2022 года посетил Иран спустя девять лет. Целью его визита было обозначено улучшение и расширение отношений с Тегераном. По итогам переговоров двух стран подписано 16 новых документов о сотрудничестве. Эмомали Рахмон встретился как с президентом Эбрахимом Раиси, так и с духовным лидером Ирана Али Хаменеи. Духовный лидер Ирана назвал Иран и Таджикистан родными братьями. Это событие смело можно назвать новым стимулом для развития отношений двух стран.

В чём сегодня выражается присутствие Ирана в сегодняшней Центральной Азии и прежде всего в Таджикистане?

– Иран и Центральную Азию, особенно Таджикистан, связывает общность культуры, традиционных ремёсел и, в случае таджиков – единство языка. Однако из-за опасений светских режимов центральноазиатских стран насчет влияния Ирана в плане исламизации, культурное присутствие Ирана в этих странах не очень заметное. В основном, получили развитие политические и торгово-экономические отношения. Интересно, что именно Иран первым признал независимость Таджикистана и первым (8 января 1992 года) открыл посольство в Душанбе. В Таджикистане открылся завод по производству иранских беспилотников Ababil-2.

Согласны ли вы с утверждением про отношения этих двух стран: «от тесных объятий к взаимным претензиям и обратно»?

– В целом, да, я бы могла с этим согласиться. Такие колебания в отношениях, с моей точки зрения, могут быть связаны с тем, что в Иране – исламский теократический режим, а Таджикистан хочет сохранить светский характер своего государства. Кроме того, иранцы (конкретно – персы) и таджики очень близки по языку и культуре, а близкие народы, к сожалению, часто ссорятся между собой, но зато после ссор и конфликтов они быстро мирятся.

Можно ли в ближайшее время ждать каких-то изменений?

– В ближайшее время я бы прогнозировала укрепление ирано-таджикских отношений в экономической, культурной и военно-технической сфере, особенно учитывая опасения обеих стран из-за провокаций режима талибов в Афганистане.

Про конфликт Ирана и Азербайджана

Как вы считаете, конфликт между Ираном и Азербайджаном может как-то сказаться на Таджикистане?

– Я думаю, что ирано-азербайджанский конфликт никак не отразится на Таджикистане. Важной чертой ирано-азербайджанского конфликта является тот факт, что азербайджанцы являются разделенным народом, и большая их часть проживает в Иране. К тому же, права азербайджанцев в Иране в какой-то мере ограничены. С одной стороны, они проживают в экономически развитых районах, и ничего не препятствует находиться у власти, а с другой, азербайджанцы недовольны, что нет школ на азербайджанском языке и т.д. Особым нюансом к тому же является постоянная и усиливающаяся поддержка Армении в ущерб Азербайджану со стороны Ирана, во многом из-за страха союза Азербайджана с Израилем, с главным противником Исламской Республики, а также с Турцией, что может вызвать угрозу сепаратизма среди иранских азербайджанцев. В ситуации с Таджикистаном таких осложняющих факторов, к счастью, нет.

Расскажите, какую роль играет Россия в этом конфликте?

– Россия, следуя своей старой доброй традиции, пытается примирить враждующие стороны, с которыми у нее очень хорошие отношения. России одинаково дороги и Иран, и Азербайджан, и российская дипломатия прилагает усилия, чтобы разногласия между двумя странами смягчились. Но самым весомым аргументом в их преодолении может стать международный транспортный коридор Север-Юг – это крупный международный транспортный проект, состоящий из железнодорожного, автодорожного и морского пути, который должен пройти в том числе через Россию, Азербайджан и Иран. Россия надеется, что Иран и Азербайджан в конечном счете помирятся, чтобы вместе получать экономическую выгоду от этого будущего транспортного коридора, и как можно быстрее его построят.

О Таджикистане

Лана Меджидовна, вы были Таджикистане? Как вам наша страна?

– Я была в Таджикистане. Мне очень понравилась эта страна, культурные памятники, искреннее радушие и гостеприимство таджиков. Большое впечатление на меня оставили Национальный музей Таджикистана и памятник Исмоилу Сомони. Я надеюсь, что, несмотря на много существующих проблем, Таджикистан продолжит стабильно и успешно развиваться. У него большой потенциал, хорошо образованное население, развитое сельское хозяйство, возможности для развития туризма, особенно горного. Еще в Таджикистане со мной произошел следующий случай. Я приехала на конференцию в Душанбе и случайно встретила Викторию Панфилову, обозревателя «Независимой газеты», она сказала, что будет исследовать исламизацию Таджикистана – посмотрит, сколько женщин на улицах в хиджабе. Мы с ней пошли гулять по Душанбе, и увидели старика (к сожалению, он уже ушел из жизни), который водил с собой медведицу по имени Маша и иногда садился на нее.  Когда он на нее садился, то его ноги становились в прямой шпагат. Медведица была бело-рыжая и огромная, а старичок был небольшого роста. Виктория сфотографировала меня рядом с медведицей. Я возвращаюсь в Москву. Мне случайно попадается «Независимая газета» в руки, и я там вижу на первой странице статью Панфиловой про исламизацию в Таджикистане с большой фотографией меня и медведицы на первом плане. У меня эта газета до сих пор сохранилась. Это было самое незабываемое мое впечатление о Таджикистане.

Расскажите какой-нибудь интересный факт о Таджикистане?

– Я бы хотела рассказать еще интересный факт насчет таджикского языка, который, возможно, не все знают. Сегодня таджикский язык очень близок и хорошо взаимопонимаем с персидским. Но это было не всегда так. До 7-го века нашей эры таджики говорили на согдийском языке, который тоже входил в иранскую группу языков, но все же резко отличался от персидского. От согдийского в персидском сегодня остались такие слова, как «джогд» (сова), «нокрэ» (серебро), а в таджикском также – «нагз» (хороший). Таджики решили отказаться от своего языка и перейти на персидский после арабского завоевания, в течении 7-10 веков. Частично носители согдийского перешли на тюркские языки. Сегодня самым близким к согдийскому среди сохранившихся языков является ягнобский язык на Памире.

Частенько таджики называют себя персами, при этом иранцы себя персами не называют. Расскажите с чем это связано?

– Что касается Ирана, иранцы – общее название для граждан Ирана любой национальности, но этноним «персы» (по-персидски фарс) тоже часто используется (персы как народ составляют около 50% населения Ирана). Хотя многие персы действительно больше любят себя называть иранцами, так как любят подчеркивать обширность и разноликость своей страны.

Самые интересные новости в telegram-канале Halva.tj

Больше интересного в группе Halva.tj на Facebook и на странице в Instagram

Разговор

«Сытый и выспавшийся малыш на фотосессии – это уже 70% успеха». Ньюборн-фотограф Шахзода Начмиддинова – о работе с новорожденными, нюансах во время фотосессий и практических советах родителям малышей

Аналитика

Гузель Майтдинова: «В условиях глобализации в центральноазиатском обществе есть осознание того, что необходимо сохранение собственной цивилизационной идентичности»

Наши люди

«Не филлеры делают красивыми, а уверенность в себе». Косметолог и бизнесвумен Робия Ахмедова – о своем деле, трендах на натуральность и открытии своей клиники

Наши люди

Модель из Душанбе Умед Салимов – о своем тернистом пути, наградах и сложностях работы мужчин-моделей в Таджикистане

Другие новости