Ru | Tj 
«Чтение – это самый простой способ профилактики когнитивных войн». Политтехнолог Семён Уралов рассказал, как каждому бороться с когнитивными ударами и волнами
«Чтение – это самый простой способ профилактики когнитивных войн». Политтехнолог Семён Уралов рассказал, как каждому бороться с когнитивными ударами и волнами

«Чтение – это самый простой способ профилактики когнитивных войн». Политтехнолог Семён Уралов рассказал, как каждому бороться с когнитивными ударами и волнами

Опубликовано

В 2024 году когнитивные войны становятся наиболее ярким феноменом в связи с интенсивным развитием технологий и социальных сетей, что приводит к усилению информационной войны и влиянию фейковых новостей и дезинформации на массовое сознание. Они могут привести к дезинформации, искаженной реальности, а также подавлению критического мышления и самостоятельности мышления. Борьба с такими войнами поможет человеку принимать информацию осознанно, анализировать ее и принимать обоснованные решения на основе фактов, а не манипуляций.

 

О том, что такое когнитивные войны и как бороться с когнитивными ударами и волнами, рассказал политтехнолог, медиатехнолог, журналист и публицист Семён Уралов.

 

- Вы специализируетесь на когнитивных войнах. Чем они отличаются от информационных?

 

- Когнитивные войны имеют два прочтения. Есть прочтение обывательское, когда все смешивают с когнитивно-поведенческой психиатрией, в общем, всё, что связано с психологией. Я их рассматриваю сквозь призму официальной доктрины натовских и США, где они используют этот термин как рабочий. Это следующий уровень конфликта после информационного, который включает в себя и информационный, и психологический, и нейролингвистический, и в том числе, используются достижения современного маркетинга и рекламы. На уровне схемы информационная война, она так или иначе ставит целью убедить или разубедить, то есть, ложь или правда. Целью когнитивной войны не имеет значения ложь или правда. Цель когнитивной войны — это доведение общества, либо конкретного индивидуала до определенного неадекватного состояния, под которым он превращается уже сам в инструмент войны. И еще очень важно пояснить, что когнитивные войны проходят в пространстве коммуникации, то есть в новых медиа и подобным, поэтому каждый становится, даже если он сам того не желает, участником этой войны. Как минимум, когда начинает распространять под психологическим воздействием информацию, которая на него произвела впечатление.

 

- Семен Сергеевич, а можете назвать самые яркие примеры когнитивных войн?


- Когнитивные войны имеют два уровня технологий: массового применения и точечного. Массовое применение – это когда в обществе образуется определенная прослойка людей, скажем прямо, не очень адекватных, которые возбуждаются и начинают потом действовать на все общество. Последние яркие примеры – обострение у нас в Дагестане, где евреев в турбине искали, хотя этим явно управляли извне и накачивали. Второе, конечно же, кризис белорусский — это яркий пример, как государство проиграло. Тогда, напомню, один парень из Варшавы управлял протестующими, под влиянием польских спецслужб, местные могли только на это смотреть и разводить руками. Точечное применение — это, конечно же, убийство Владлена Татарского, Дарьи Дугиной и последнее покушение на словацкого премьера Роберта Фицо. Мы видели, убийца сам говорил, что он был явно под воздействием. Как сейчас известно, он является писателем, а все писатели – это мегаломаны. Они считают, что они управляют вселенной, не привлекая санитаров. Данный пример является точечным, то есть здесь идет превращение людей в «геростратов», а массовое сознание — это майданы.

 

- Хорошо, а что в таких случаях необходимо делать, чтобы не стать частью когнитивной войны? Что считается наиболее эффективным?  

 

- Смотрите, есть такие уровни: уровень самообороны, ей может заниматься каждый, но уровень самообороны есть и на уровне личности, и на уровне коллективной личности. Так, на уровне личности для начала надо знать все технологии. Это как с фокусом в цирке, если вы знаете секрет фокуса, то в следующий раз вам уже это неинтересно, поэтому сначала нужно разобраться в том, как это работает, изучить «фокусы», изучить основные технологии. Второй момент, в современном мире люди не отделяют уровень своих чувств, уровень логики и уровень эмоций, у них все смешивается. А когда человека сводят до двух простых эмоций: боли и наслаждения, то его начинает качать на этих качелях, от которых он начинает получать удовольствие. Если вас довели до состояния, что вы получаете удовольствие от этих качелей, то значит вы уже стали жертвой когнитивной войны, то есть нужно постоянно отслеживать свое эмоциональное состояние, рефлексировать: что с тобой происходит, не воздействует ли на тебя специально. Третий уровень самообороны – простейший. Для профилактики нужно включать «рацию», то есть логическое мышление. В школах сейчас логику не учат, и с ней вообще все плохо. Тогда я советую чтение – это самый простой способ профилактики когнитивных войн, потому что оно запускает у вас длинную память, оно заставляет вас структурно мыслить, удерживать длинные сюжеты, потому что один из главных эффектов когнитивной войны – у людей отрубается длинная память: они не могут вспомнить, что было неделю, две недели, три недели назад. А когда вы читаете книжку, вы же не можете её за раз прочитать, тогда вы постоянно удерживаете длинный сюжет. Здесь у вас тренируется память. Можно ходить к психологам или коучам, но я считаю, что лучше взять и читать правильную литературу, и не просто её читать, а ещё и обсуждать с коллегами, особенно те, кто находится под подобными когнитивными ударами. Принцип самообороны в когнитивной войне – спасся сам, помоги другому, потому что люди продолжают воздействовать друг на друга. Вам-то уже хорошо, а надо всегда помнить, что важен не сам разносчик сигнала или заразы, а те, на кого он воздействует. Это похоже с эпидемией. То есть вообще распространение когнитивной войны, оно очень похоже на вирусное распространение, потому что оно поражает не всех в популяции. И как мы понимаем, что главное в условиях вирусного заболевания, первым делом изолировать заболевшего, но так как в жизни это делает у нас санэпидемстанция и врачи, то тут каждый, кто уловил, что человек находится под когнитивным воздействием, должен объяснить, что с человеком происходит и что это измененное состояние.

 

- Расскажите, как Россия сегодня замешана в когнитивной войне?

 

- Смотрите, если сейчас разбирать, это, конечно, переход к индивидуальному террору, потом полгода шла большая истерика, связанная с контрнаступлением, потом посмотрите, какая история у нас постоянно поддерживается, как только что-то произойдет в сфере миграции. Нас качают по вот этим вот темам. Дагестан был яркий пример, то есть, конечно, по международным отношениям, по языковым вопросам — это то, что проще всего. У нас общество стало немного устойчивее в последнее время. Но, в принципе, какая-то часть уже нотифицировалась, мы это видим, что в соцсетях. Самое главное же в когнитивной войне – это превращение человека в людоеда кровавого.

 

- Семен Сергеевич, на ваш взгляд, какое будущее у когнитивных войн? Могут ли они перерасти в что-то другое или может появиться в ближайшем будущем что-то новое?

 

- Учитывая, что у России позиций нет по теме когнитивных войн, поэтому я не знаю, во что оно у нас превратится. Может быть, мы это не будем замечать, как очень долгое время не замечали информационные войны. Я исхожу из доктринальных документов НАТО, а они исходят из того, что в 2050 году когнитивные войны будут отдельным доменом, то есть отдельным местом конфликта, какими же доменами как земля, вода, суша. Я думаю, что к середине 21 века когнитивные войны и когнитивный домен будет отдельным, потому что мы будем полностью открыты для наших гаджетов. Мы даже сейчас даже записываем интервью, а вокруг нас три гаджета, поэтому информация о нас уже к середине века будет полностью прозрачна и видима для всех. Я считаю, что они не разовьются ни во что отдельное, они просто станут отдельным полем взаимодействия. Точно так же, как в свое время информационные войны. А домен информационный вырос из обычной пропаганды, то есть, как только было изобретено радио. Получается, что пропаганда существовала всю жизнь, но она была ограничена физическими носителями, а когда в 21 веке произошла революция, тогда сигнал стал безграничным. В этот момент информационные войны выделились в новый домен, а как только у нас появились массовые коммуникации, это же только в начале 21 века произошло, точно так же они, как информационные, выделились в отдельный домен. Так что, это самое ближайшее будущее, которое ждет нас через 20 лет.


Завершая нашу беседу, Уралов еще раз напомнил, что развитие критического мышления и осознанности необходимо для защиты от когнитивных войн и сохранения независимости мышления.

 

 

 

Самые интересные новости в telegram-канале Halva.tj

Больше интересного в группе Halva.tj на Facebook и на странице в Instagram

Наши люди

Бизнес с нуля. Как фотограф из Душанбе Аимма Толибова открыла свою фотостудию «JOY»

Аналитика

Эксперт из России Игорь Матвеев рассказал, какие цели преследует арабский мир в Центральной Азии

Аналитика

Директор НИИРК Владислав Гасумянов: «Россия является центром притяжения для многих стран и народов»

Разговор

«Сытый и выспавшийся малыш на фотосессии – это уже 70% успеха». Ньюборн-фотограф Шахзода Начмиддинова – о работе с новорожденными, нюансах во время фотосессий и практических советах родителям малышей

Другие новости