Ru | Tj 
«В последние годы меня все сильнее тянет в Таджикистан». Активистка из Кыргызстана Диана Рахманова о своих таджикских корнях и новых направлениях в искусстве
«В последние годы меня все сильнее тянет в Таджикистан». Активистка из Кыргызстана Диана Рахманова о своих таджикских корнях и новых направлениях в искусстве
Фото: Предоставлено героем статьи

«В последние годы меня все сильнее тянет в Таджикистан». Активистка из Кыргызстана Диана Рахманова о своих таджикских корнях и новых направлениях в искусстве

Опубликовано

В октябре 2021 года в Душанбе и Канибадаме состоялся воркшоп по анимации от кыргызского общественного фонда «Культурный центр «Кудук». Вообще, воркшоп – это формат мероприятий, где участники получают знания и сразу же применяют их на практике – так эффективнее всего осваивается тот или иной материал. Воркшоп от культурного центра «Кудук» был рассчитан на детскую аудиторию, а мастер-классы проводились под чутким руководством профессионального режиссёра и аниматора. 

Благодаря такому креативному подходу, дети изучили жанр и профессию аниматора, научились новым техникам рисования, многое узнали о движении в анимации, а в довершение создали свой собственный мультфильм. Самые активные участники весной 2022 года поедут на Фестиваль анимации в Ташкенте. Организатором мероприятия выступила Диана Рахманова, уроженка Таджикистана, ныне проживающая в Кыргызстане, с которой мы решили пообщаться о ее творчестве, проектах и планах на Таджикистан.  

– Диана, прежде чем поговорить о вашем творчестве, хочется познакомить нашего читателя с вами.  

 – Мне 32 года, я родом из города Душанбе, но последние 10 лет живу в Кыргызстане. Я художник, сооснователь и руководитель общественного фонда «Кудук», а также журналист. Вообще, я позиционирую себя, как художник-журналист. Развиваю арт-проекты и проекты по арт-менеджменту, которые сейчас очень активно работают в Кыргызстане. Периодически провожу различные тренинги, и, наверное, года 3 назад, я также активно обучала людей журналистике. 

 – Расскажите, пожалуйста, а как вы пришли к искусству? 

 – Я отучилась на профессию журналиста, закончила РТСУ в 2012 году, а за два года до этого, у меня появилась возможность пройти Школу журналистики при Академии Deutsche Welle в Бишкеке. Я подала заявку, прошла отбор и поехала на учёбу в Бишкек. У нас был 3-х месячный курс по журналистике, а после мы прошли короткую стажировку в Германии.

Затем я вернулась в Душанбе, и через какое-то время меня пригласили работать в информационный портал Club Media новостным редактором. Чуть позже я начала проводить тренинги по журналистике. Параллельно сотрудничала с бишкекской творческой группой. Там я курировала различные творческие и культурные проекты, помогала с логистикой. Ну, а как мы все знаем, граждане Кыргызстана очень активно выражают свою политическую позицию, поэтому большинство наших проектов было связано с уличными интервенциями: спектаклями, постановками, в которых показывалась политическая ситуация в стране. Также мы занимались организацией выставок, воркшопов, работали с анимацией. 

В то время я всё-таки больше принимала участие во всем этом в качестве логиста, ну, а как художник, я начала себя реализовывать чуть позже, наверное, только лет 5 назад. 

На данный момент курирую новый творческий проект, от логистики я уже немного отошла, больше занимаюсь именно кураторской работой. Параллельно развиваю собственные творческие проекты и занимаюсь инсталляциями. Из новостной журналистики, с которой все начиналось, я ушла вообще. 

 – Вы упомянули, что также занимаетесь арт-менеджментом. Расскажите, пожалуйста, а в чем заключается эта работа? 

 – Я бы сказала, что это скорее позиция, а не работа. Вообще, арт-менеджмент – это продумывание всех деталей. Например, необходимо полностью продумать все, начиная с того, каким образом будет представлено мероприятие и до момента, откуда и как найти ресурсы на его организацию. Кстати, в 2017 году я ездила по обмену в Германию. Там я в полной мере осознала, насколько вообще важно направление арт-менеджмента.

Арт-менеджер направляет художника, показывает ему, где может проходить выставка, каким будет пространство, проводит переговоры с коммерческими организациями. 

Я считаю, что человек, который всем этим занимается – это все-таки некий мост между художником и зрителем, который выстраивает практически всю линию. 

 – А как вы совмещаете арт-менеджмент с собственным творчеством? 

– Знаете, мне это даётся непросто. Нагрузка очень большая, хоть у меня и свободный график, но тем не менее, это и плюс, и минус. Например, когда у тебя свободный график, ты не всегда можешь остановиться, наоборот, с утра до вечера сидишь за работой, чтобы успеть сделать как можно больше. Ну, а стандартный рабочий график мне тоже не подходит, так как я не всегда чувствую себя творчески свободной при таком распорядке дня. 

Конечно, необходимо уметь соблюдать баланс между тем, когда ты, грубо говоря, внештатный сотрудник и штатный. Но я больше, наверное, ухожу в нагрузку и переработку, поэтому у меня иногда происходит выгорание. Однако я стараюсь выходить из этого состояния с помощью поездок, резиденций, путешествий с семьёй. Могу устроить себе выходные, в том числе и по будням, чтобы немного отдохнуть и прийти в себя. 

Конечно, когда я занимаюсь собственным творчеством – это увеличивает нагрузку, уходит много времени, но я научилась балансировать. Например, по будням я работаю с проектами фонда «Кудук», а на выходных могу заняться своим творчеством, подумать об организации персональной выставки, например. Знаете, мой рабочий график больше зависит от ситуации, обстановки или рабочих сроков. Например, если я понимаю, что сроки на мои личные работы, которые будут на выставке, поджимают, а организационные моменты ждут, то я свои приоритеты, конечно же, меняю. 

Вообще, организаторская и кураторская работа в каком-то смысле помогает посмотреть на собственные работы совершенно другим взглядом. Все-таки у тебя уже есть какой-то опыт и представление об искусстве, и благодаря этому, виденье собственных работ уже более расширенное, восприятие глубже. 

Знаете, сейчас я не могу полностью посвятить время именно исследовательской части, поэтому стараюсь все совмещать. Бывает, конечно, что очень сильно устаю, но в целом, стараюсь все успевать. 

Я понимаю, что не будь у меня, условно говоря, такой бешеной активности в огромном количестве проектов, то я бы, наверное, тоже себя дискомфортно чувствовала, так как давно привыкла к такому ритму и условиям работы. 

Мне очень сильно помогает коммуникация с абсолютно разными людьми и художниками. Очень часто именно этот нетворкинг помогает и даёт мне возможность через знакомства принять участие в международных мероприятиях, люди даже меня сами приглашают.  

 – Расскажите, пожалуйста, о своих инсталляциях. Какой смысл вы в них вкладываете? 

 – Вообще, я люблю рисовать с детства. Мне всегда нравилось творчество, но в какой-то момент я ушла в гуманитарные науки. Конечно, тяга к прекрасному сохранилась, ведь мне всегда нравилось работать руками. На данный момент, я чаще всего делаю инсталляции. Мне нравится работать с реквизитом, какими-то предметами, выстраивать композиции и, как я уже говорила, делать что-то именно своими руками. 

Одна из моих первых инсталляций DEVAU.1919, была создана в 2017 году. Для этой работы я разводила из опарышей живых мух и потом поместила их в аквариум с картой мира. Моя задумка заключалась в аналогии с эмиграцией: «каково наблюдать за полетами тысячи самолетов? Интересно осознавать, что этот огромный мир хаоса содержит свой мир хаоса в небе. Самолеты, в свою очередь, имеют свой хаос в виде пассажиров, а те тоже со своим хаосом… Все это будто одна большая матрица, которая дает статистику по миграционному, эмиграционному, иммиграционному, реэмиграционому и репатриационому потоку…».

Ещё одна инсталляция, которая мне очень нравится, называется «Сакыч», то есть «жвачка». Я хотела показать, как таджикские традиции влияют на социальные взаимоотношения и культурный контекст. В этой инсталляции рассказывается о девушках, которым я давала уроки русского языка. Они делились со мной через какие сложности они проходят, в том числе и в плане личной гигиены из-за культурного предупреждения и стереотипов. 

Была также работа в Лаборатории СИ в рамках выставки «Смерть. Тоска. Любовь». Там я приняла участие с инсталляцией «Нохунро аз чилик чудо карда намешавад?!» (в переводе с таджикского «ноготь от пальца отделить невозможно?!»). Эта инсталляция была выполнена из бумажных самолётиков, в ней я хотела затронуть взаимоотношения между мной и матерью, да и в целом тему поиска своего «я».  

Тема семьи и Таджикистана очень часто присутствует в моих работах. Мне очень нравится размышлять и рефлексировать о своих этнических корнях, традициях Центральной Азии, поскольку я родом из Таджикистана. Собственно, об этом многие мои работы. 

– Диана, а где, по вашему мнению, можно найти то самое «настоящее искусство»?

– Вообще, настоящее искусство – это честность, откровенность, личные переживания, которые ты показываешь зрителю. Настоящее искусство – это ты. На мой взгляд, в первую очередь – это некий поиск себя для зрителя. Я считаю, что искусство может быть абсолютно разным и безграничным, но оно обязательно должно быть сопричастным с самим художником. Мне кажется, что, если искусство личное и искреннее – оно и будет настоящим.

Однако все видят и чувствуют искусство по-разному: одним оно близко, другим нет. Например, когда я посещаю различные выставки и мероприятия, многие работы известных художников я не понимаю, не чувствую от них отклика, но это не значит, что эти работы не являются искусством, просто в моем случае, они мне не близки.  

– Вы говорили, что позиционируете себя, как художник-журналист. Что вы под этим подразумеваете?  

– Я очень люблю журналистику, поскольку для меня это, прежде всего, работа с людьми, а я сама по себе очень социальный человек. Общение доставляет мне большое удовольствие. Я обожаю расспрашивать людей об их увлечениях, опыте. Журналистика никуда не ушла из моей жизни, я просто давно перестала писать именно в новостном жанре. Сейчас я использую журналистику в рамках своих исследовательских проектов об искусстве и не только. А как мы все знаем, любое исследование – это всегда разговоры с людьми, например, интервью или опросы. Для своей работы я подключаю и использую все свои навыки журналиста, секреты, ходы для того, чтобы раскрыть героев. Знаете, опыт в журналистике очень помогает совмещать то, что я люблю, например, в плане обучения и творческой свободы. 

– Расскажите, пожалуйста, как вам пришла идея, создать общественный фонд «Культурный центр Кудук». Какая у него концепция?

– Я, мой коллега и наши друзья – все мы были частью «Творческой группы 705» в Кыргызстане. Сейчас, к сожалению, группа распалась, но мы разделились на две команды. Нам не удалось найти общую концепцию: кому-то из группы было близко одно, кому-то совершенно другое. Поэтому мы приняли решение, разделиться на две команды. Например, первая команда занимается театром, а вторая, в которой состою я, занимается абсолютно другими проектами. 

Примерно год назад, когда мы все собрались и решили разделиться, я предложила ребятам уже в моем действующем фонде, связанном именно с проектами по журналистике, открыть новую организацию. Получается, мы открыли новый фонд на базе старого. Новое название мы придумывали командой. Мы провели ребрендинг специально для того, чтобы каждый из сооснователей фонда чувствовал к нему свою сопричастность. 

Кстати, изначально название «Кудук» у нас появилось из нового логотипа фонда. Пару лет назад мы посетили резиденцию наших друзей - мексиканских художников. Когда мы там были, коллега сделал себе татуировку по эскизу одного из них. 

Мы долго думали о том, как должен выглядеть новый логотип. Во время одного из брейнстормов, я предложила сделать логотип фонда с рисунком татуировки нашего коллеги. Мою идею поддержали, поэтому мы обратились к автору этого эскиза, чтобы получить разрешение для дальнейшего использования его работы, но уже в качестве логотипа общественного фонда, а уже потом мы придумали название.

Мы выбрали название «Кудук», так как оно с обеих сторон, читается одинаково. Более того, «Кудук» переводится с кыргызского, как «колодец». Это название очень подошло к нашему логотипу, потому что он имеет, скажем так, форму круга, чего-то общего, закольцованного. 

В основном, наш фонд занимается организацией мероприятий, связанных с искусством и культурой. Сейчас мы много сил вкладываем в образование в сфере культуры, то есть, как я уже говорила, у нас есть проект по арт-менеджменту, который мы будем активно вести до конца 2022 года. В рамках этого проекта мы проводим целый цикл тренингов по арт-менеджменту, посредством которых мы оказали поддержку многим работникам культуры. Участники уже ознакомились с базовыми понятиями по арт-менеджменту, и сейчас углубленно занимаются изучением модуля «Культурное лидерство». Мы планируем запустить пять таких модулей для участников со всего Кыргызстана. Получается, что один у нас уже готов, а остальные четыре мы будем создавать с нуля в течении года. 

Параллельно мы занимаемся организацией детских воркшопов, с которыми я приезжала в Таджикистан. Также на базе нашего фонда проходит кинофестиваль короткометражных фильмов и экспериментального кино. Этот кинофестиваль называется «Олгон-Хорхон» – это детище одного из наших коллег. Он проходит уже 6-ой год. В нем принимают участие молодые художники и режиссёры. Иногда мы организовываем художественные выставки и кинопоказы.

В скором времени мы откроем новый проект по дата-арту – это когда статистику можно представить, как визуальное искусство.  

– Сколько человек работает в команде «Кудук»? 

– Нас в команде 5 человек – это основной костяк «Кудук». Ну, а все остальные люди – это те, кто работают с нами в рамках проектов. Например, если это проект по арт-менеджменту, в нем принимают участие до 10 наших тренеров, которых мы обучили. Также у нас есть постоянные партнёры в Грузии и Украине. Естественно, к нам иногда приходят волонтеры: они могут чем-то помогать, либо участвуют в наших проектах. 

А так – нас всего 5 человек. Получается, в коллективе участвует мой супруг Илья Каримджанов – он занимается фотографией.

Талгат Бериков – организовывает кинофестиваль и остальные проекты, связанные с фильмами. Мы с ним знакомы со времен «Творческой группы 705».

С другой соосновательницей мы также знакомы со времен «Творческой группы 705» – это Светлана Зеленская, она занимается документальной фотографией и творчеством. 

Алина Махмедова, помогает нам с логистическими вопросами. Вообще, она приходила в фонд, как волонтер. Знаете, у неё «арт-менеджментский» подход к работе, это нам всем очень нравится. 

– Кстати, на сайте общественного фонда «Кудук» указано, что вы также являетесь художником исследований и резиденций. Интересно, вы как-то выражаете это в искусстве?

– Вообще, мне очень интересна линия исследований. Если говорить о результатах, то благодаря исследованиям, как раз и вышла моя дебютная работа – спектакль «Аккорд».

Он возник благодаря моим исследованиям и встречам с художниками, театралами, активистами и культурологами из Таджикистана. Мы говорили об экономической, социальной и культурной составляющей Таджикистана через воспоминания о гражданской войне.

Я понимаю, что война наложила большой отпечаток на мою родину. Мне было интересно, почему эта тема болезненна для моего народа. Вообще, как пережили люди военное время и что в действительности происходило. 

Знаете, реквизитом послужили крышки от стиральных машин «Киргизия», мы повесили их на потолок. Некоторые герои моего исследования говорили, что люди спасались от пуль, благодаря этим крышкам. 

В первой части моего спектакля показывается видео, снятое во время гражданской войны. Мы разделили экран на три части: в нем можно было увидеть разрушенную столицу Таджикистана, вооружённых людей, а также детей, ставших сиротами. 

Я хотела показать этот вооружённый конфликт глазами творческих людей и детей. Знаете, во время событий гражданской войны, сиротами стали 55 тысяч детей.

Во второй части спектакля с монологом выступил таджикистанский певец и композитор Далер Назаров. Во время монолога актер Талгат Бериков исполняет роль пекаря лепешек. В конце спектакля зрители становятся в очередь за горячим хлебом. Когда в Таджикистане происходили все эти события, многие люди не имели доступа даже к хлебу, в стране царил голод. 

Моя задумка заключалась в том, что война – это не противостояние каких-то определённых культур или народов. Это всегда война каких-то влиятельных людей друг с другом. 

Спектакль, конечно, получился не классический, а больше экспериментальный. Впервые с этим спектаклем я выступила в Кыргызстане в апреле этого года, потом у нас состоялся показ в Украине. Я очень надеюсь, что в следующем году, мне удастся показать его публике из Таджикистана, Казахстана и Узбекистана.

В исследованиях резиденций у меня, конечно, меньше опыта. Однако недавно, например, у нас была резиденция в Украине. Мы показали её на фестивале ко Дню мира. Вообще, исследование резиденций – это больше про процесс, грубо говоря, того, чем в конце становится та или иная тема исследования.

– Расскажите, пожалуйста, о финансировании. Помогает ли вашему фонду государство?

– На данный момент финансирование «Культурного центра Кудук» – это грантовая поддержка, например, один из самых крупных грантов, мы получили от Швейцарского правительства в Кыргызстане. Швейцария поддерживает проект образовательного характера по арт-менеджменту, который стартовал в декабре прошлого года. Также нам была оказана небольшая финансовая помощь от ряда других крупных европейских доноров. 

Конечно, несмотря на это, мы с командной также развиваем наши коммерческие услуги. Например, мы запустили мерч, который впервые был создан в рамках спектакля «Аккорд». Кстати, в нашей фирменной футболке выступил известный трэвел-блогер Илья Варламов. 

Также у нашей организации есть бар, который, в основном, активен летом. Он находится в частном доме с двориком. Мы хотели развивать его именно для творческой молодежи и сообщества. 

Иногда мы также зарабатываем, когда организовываем различные мероприятия или фуршеты, в рамках каких-то просмотров или дискуссий. 

Бывает, мы проводим ивенты, где я готовлю плов, а мои коллеги могут что-то испечь. За вход и еду участники оставляют символические пожертвования. Кстати, наш фонд иногда в аренду сдает пространство и оборудование. 

К сожалению, государство, нам мало чем помогает. Конечно, мы очень пытаемся в рамках наших проектов коммуницировать с представителями власти, но это даётся очень сложно. Зачастую, они не хотят выходить на связь: где-то у нас получается работать, ну, а где-то не совсем успешно. 

В целом, если мы планируем организовать какое-то мероприятие, то пытаемся связаться с административными органами. В основном, конечно, это Министерство культуры и молодёжи. Знаете, с людьми, которые имеют высокий чин, невозможно связаться, легче всего это сделать, именно с координаторами на местном уровне. 

– Расскажите, пожалуйста, в чем заключалась цель воркшопа в Таджикистане? Какие у вас впечатления? 

– Наши воркшопы были связаны с тем, чтобы дать возможность молодым участникам в возрасте от 9 до 12 лет поэкспериментировать с анимацией. Мы также постарались привлечь ребят, которые имеют в анимации уже какой-то опыт, желающих  дальше развиваться а этом направлении.  Мы хотели донести, что деятельность аниматора тоже может быть престижной, востребованной и хорошо оплачиваемой.  Для нас главной целью было раскрыть профессию аниматора, да и вообще показать, кто такой аниматор, что он может делать. 

Знаете, у нас получился  межцентральноазиатский проект, так как я организовала его совместно с художником из Узбекистана, который начал заниматься  организацией воркшопов в Ташкенте и в других регионах. Он руководил поиском партнёров для сотрудничества с Таджикистаном и Кыргызстаном, собственно, таким образом мы с ним и познакомились. 

Я предложила провести первые воркшопы в Канибадаме, поскольку считаю, что этот город является центром в культурном плане нашей страны. Знаете, когда-то Канибадам был отправной точкой культуры и искусства всего Таджикистана. Этот город имеет огромную историю, поэтому я решила, что наши воркшопы мы символично начнём именно там. 

В Канибадаме мы работали совместно с театром, а в Душанбе с Культурным центром "Бактрия". В обоих городах у нас были очень хорошие группы, но, конечно, аудитория отличается... 

Очень многие дети в Канибадаме мечтают уехать в Москву. У них даже все рисунки были об этом. С детьми у нас была некая рефлексия об их будущей профессии: кем они хотят работать, кем категорически не хотят и как вообще условия работы, например, в России будут отличаться от родного Канибадама. 

В Душанбе, конечно, дети больше говорили о прекрасном, о загрязнении окружающей среды города и о его внешнем виде.

– Поделитесь, пожалуйста, планами на будущее. Планируете ли вы проекты в Таджикистане?

– Знаете, в последние годы меня очень сильно тянет в Таджикистан. Я вижу, что там открывается очень много молодёжных центров, проектов, много появляется простора для творчества. Более того, я очень люблю свою родину, и ее культуру. Мне очень хочется реализовывать в Таджикистане проекты, связанные с культурой и искусством, потому что я вижу, что таких проектов очень мало, хоть у них и большой потенциал. 

Все 10 лет, что я живу в Кыргызстане, я периодически приезжаю с какими-то проектами в Таджикистан. В основном, это коллаборативные проекты, либо резиденции. В будущем, у меня есть планы приехать на более долгий срок. Я планирую организовать мероприятия, связанные с выставками, воркшопами, возможно даже с театром. 


Таджикистанец Мубирхони Муминпур удостоен премии «Содружество дебютов» за онлайн-проект о Великой Отечественной войне






Самые интересные новости в telegram-канале Halva.tj

Больше интересного в группе Halva.tj на Facebook и на странице в Instagram

                            array(16) {
  ["NAME"]=>
  string(209) " «Для меня TikTok – это работа». Как узбекская акробатка Асаль Сапарбаева захватила внимание зрителей по всему миру  "
  ["PREVIEW_PICTURE"]=>
  string(5) "16800"
  ["PROPERTY_CATEGORY_VALUE"]=>
  NULL
  ["PROPERTY_CATEGORY_VALUE_ID"]=>
  NULL
  ["IBLOCK_SECTION_ID"]=>
  string(1) "5"
  ["DETAIL_PAGE_URL"]=>
  string(120) "/articles/networks/_dlya_menya_tiktok_eto_rabota_kak_uzbekskaya_akrobatka_asal_saparbaeva_zakhvatila_vnimanie_zriteley_/"
  ["LANG_DIR"]=>
  string(1) "/"
  ["ID"]=>
  string(4) "5400"
  ["CODE"]=>
  string(100) "_dlya_menya_tiktok_eto_rabota_kak_uzbekskaya_akrobatka_asal_saparbaeva_zakhvatila_vnimanie_zriteley_"
  ["EXTERNAL_ID"]=>
  string(4) "5400"
  ["IBLOCK_TYPE_ID"]=>
  string(8) "Analytic"
  ["IBLOCK_ID"]=>
  string(1) "3"
  ["IBLOCK_CODE"]=>
  string(8) "articles"
  ["IBLOCK_EXTERNAL_ID"]=>
  NULL
  ["LID"]=>
  string(2) "s1"
  ["SECTION_CODE"]=>
  string(8) "networks"
}
                        

Сети

«Для меня TikTok – это работа». Как узбекская акробатка Асаль Сапарбаева захватила внимание зрителей по всему миру

                            array(16) {
  ["NAME"]=>
  string(114) "«Чудеса нейросетей». Что такое «дипфейк» и как его распознать "
  ["PREVIEW_PICTURE"]=>
  string(5) "16744"
  ["PROPERTY_CATEGORY_VALUE"]=>
  NULL
  ["PROPERTY_CATEGORY_VALUE_ID"]=>
  NULL
  ["IBLOCK_SECTION_ID"]=>
  string(1) "2"
  ["DETAIL_PAGE_URL"]=>
  string(81) "/articles/faktcheking/chudesa_neyrosetey_chto_takoe_dipfeyk_i_kak_ego_raspoznat_/"
  ["LANG_DIR"]=>
  string(1) "/"
  ["ID"]=>
  string(4) "5381"
  ["CODE"]=>
  string(58) "chudesa_neyrosetey_chto_takoe_dipfeyk_i_kak_ego_raspoznat_"
  ["EXTERNAL_ID"]=>
  string(4) "5381"
  ["IBLOCK_TYPE_ID"]=>
  string(8) "Analytic"
  ["IBLOCK_ID"]=>
  string(1) "3"
  ["IBLOCK_CODE"]=>
  string(8) "articles"
  ["IBLOCK_EXTERNAL_ID"]=>
  NULL
  ["LID"]=>
  string(2) "s1"
  ["SECTION_CODE"]=>
  string(11) "faktcheking"
}
                        

Фактчекинг

«Чудеса нейросетей». Что такое «дипфейк» и как его распознать

                            array(16) {
  ["NAME"]=>
  string(218) " «Ручное ткачество Центральной Азии». Узбекский художник Вячеслав Усеинов подарил вторую жизнь древнейшей технике Чи "
  ["PREVIEW_PICTURE"]=>
  string(5) "16490"
  ["PROPERTY_CATEGORY_VALUE"]=>
  NULL
  ["PROPERTY_CATEGORY_VALUE_ID"]=>
  NULL
  ["IBLOCK_SECTION_ID"]=>
  string(1) "5"
  ["DETAIL_PAGE_URL"]=>
  string(120) "/articles/networks/_ruchnoe_tkachestvo_tsentralnoy_azii_uzbekskiy_khudozhnik_vyacheslav_usenov_podaril_vtoruyu_zhizn_dr/"
  ["LANG_DIR"]=>
  string(1) "/"
  ["ID"]=>
  string(4) "5300"
  ["CODE"]=>
  string(100) "_ruchnoe_tkachestvo_tsentralnoy_azii_uzbekskiy_khudozhnik_vyacheslav_usenov_podaril_vtoruyu_zhizn_dr"
  ["EXTERNAL_ID"]=>
  string(4) "5300"
  ["IBLOCK_TYPE_ID"]=>
  string(8) "Analytic"
  ["IBLOCK_ID"]=>
  string(1) "3"
  ["IBLOCK_CODE"]=>
  string(8) "articles"
  ["IBLOCK_EXTERNAL_ID"]=>
  NULL
  ["LID"]=>
  string(2) "s1"
  ["SECTION_CODE"]=>
  string(8) "networks"
}
                        

Сети

«Ручное ткачество Центральной Азии». Узбекский художник Вячеслав Усеинов подарил вторую жизнь древнейшей технике Чи

                            array(16) {
  ["NAME"]=>
  string(171) "«Интерактив, аудирование, игры»: 5 мобильных приложений для «прокачки» знания русского языка "
  ["PREVIEW_PICTURE"]=>
  string(5) "16381"
  ["PROPERTY_CATEGORY_VALUE"]=>
  NULL
  ["PROPERTY_CATEGORY_VALUE_ID"]=>
  NULL
  ["IBLOCK_SECTION_ID"]=>
  string(1) "6"
  ["DETAIL_PAGE_URL"]=>
  string(119) "/articles/great_and_mighty/interaktiv_audirovanie_igry_5_mobilnykh_prilozheniy_dlya_prokachki_znaniya_russkogo_yazyka_/"
  ["LANG_DIR"]=>
  string(1) "/"
  ["ID"]=>
  string(4) "5263"
  ["CODE"]=>
  string(91) "interaktiv_audirovanie_igry_5_mobilnykh_prilozheniy_dlya_prokachki_znaniya_russkogo_yazyka_"
  ["EXTERNAL_ID"]=>
  string(4) "5263"
  ["IBLOCK_TYPE_ID"]=>
  string(8) "Analytic"
  ["IBLOCK_ID"]=>
  string(1) "3"
  ["IBLOCK_CODE"]=>
  string(8) "articles"
  ["IBLOCK_EXTERNAL_ID"]=>
  NULL
  ["LID"]=>
  string(2) "s1"
  ["SECTION_CODE"]=>
  string(16) "great_and_mighty"
}
                        

Великий и могучий

«Интерактив, аудирование, игры»: 5 мобильных приложений для «прокачки» знания русского языка

Другие новости